Показ дописів із міткою большевики. Показати всі дописи
Показ дописів із міткою большевики. Показати всі дописи

вівторок, 29 листопада 2016 р.

Неизведанный Шаламов

Литературный Дом Берлина, Одесский литературный музей презентуют баннер-выставку «Варлам Шаламов». Выставка посвящена жизни и творчеству выдающегося писателя ХХ столетия, треть жизни которого прошла в сталинских лагерях.

Варлам Шаламов (1907-1982) начал публиковать свои произведения в 1932 году. Вторично был арестован в 1937 году поэтому к активной литературной деятельности смог вернуться лишь после освобождения, в 1956 году. Публикация прозы и стихов Шаламова в подцензурное время была, мягко говоря, затруднена. Впервые на родине книги Варлама Тихоновича были изданы в 1988 году.
Проза Шаламова насквозь автобиографична, тем не менее, это не публицистика, но литература, обусловленная взглядом, стилем, незаурядным талантом автора. Ему принадлежат самые мощные художественные произведения о том, что происходило в СССР по ту строну колючей проволоки.

Варлам Шаламов расходился во взглядах с Александром Солженицыным, считая, что произведения писателя должны публиковаться на родине писателя. В 1962 году он писал Александру Исаевичу:


субота, 26 листопада 2016 р.

Шлях правди Ґарета Джоунза



Найстрашніша смерть — це смерть від голоду. 
Не дай Бог навіть ворогові вмирати такою смертю…
Улас Самчук «Марія» 

Останніми днями у нього було відчуття, що час зупинився і єдине, що зберігало рух, це образи в його голові: голоси, які переростали у крик, розпач, виття, йому марилися силуети жінок з дітьми, тощі, немічні, безликі. Здавалося все, що колись хоч якось траплялося йому на очі тільки зараз отримало волю і винирнуло у свідомість з якоїсь безодні всередині, про яку він навіть не здогадувався… Смерть, його переслідувала смерть. Її, яку неодноразово вловлював, спостерігав на обличчі інших, проти якої боровся і подих якої на собі не думав відчути так швидко.
В мандрівках пізнати розмаїття життя в різних куточках світу, він уже не раз зустрічався зі смертю, і здавалося б, навчився миритися з нею, але кожного разу ці зустрічі породжували в ньому спротив, бунт, розчарування. Він ніяк не хотів приймати її, особливо коли згадував ті разючі і жахливі моменти в Україні. Їх антиприродна сутність викликала у ньому рвотний рефлекс, бо один раз побачивши, він готовий був стояти за свою правду до кінця. Моментами йому здавалося, що він один проти всіх, такий собі випадковий посторонній, який міг взагалі опинитися в другому місці та в інший час.
І ось сам він неминуче наближався до свого фінішу… У голові проносилося оте закляте : «У нас немає хліба, ми пухнемо з голоду», – від чого не раз хотілося кричати, від чого пробігали мурашки по шкірі і що змушувало прокидатися вночі в холодному поті. Але чи достатньо він зробив, щоби його почули всі? Чому саме він зіткнувся з цим найстрашнішим обманом в історії цього народу?


середа, 13 липня 2011 р.

Обыкновенный палач - Ульрих В.В.

Биография одного из главных винтиков, осуществлявших сталинские репрессии, от рождения до смерти сплошь состоит из противоречивых фактов. Василий Васильевич УЛЬРИХ
(1889, Рига - 7.5.1951, Москва), председатель Военной коллегии Верховного суда СССР (1926-48), генерал-полковник юстиции.В одних источниках сказано, что он из семьи потомственных граждан, в других мать называют литератором, а сам он в анкетах указывал, что родился в семье профессионального революционера, во что, принимая во внимание время и место действия, верится с трудом. Ни специального образования, ни геройских подвигов за ним не числилось, лишь жена - работница ленинского секретариата, когда с начала 20-х годов прошлого века началась его карьера в органах военного правосудия. Правда был начальником Особого отдела морских сил Черного и Азовского морей. В феврале 1922 руководил массовыми арестами и расстрелами морских офицеров белых армий, оставшихся в Крыму. А потом пошло-поехало. С 1926 по 1948 он - председатель ВКВС. Мы приводим пример, как люди из "ниоткуда" компенсируются на всех вокруг, превращая их в жертвы.


четвер, 18 листопада 2010 р.

Советская пушнина — международному Психоанализу

Макс Эйтингон (советские и израильские источники называют его Марком) был совладельцем предприятия, которое занималось торговлей поступавшими из Советской России мехами. Это и был источник его состояния, а также главный источник финансирования начинаний берлинских аналитиков. В неопубликованных воспоминаниях Шандора Радо находим: "Эйтингон платил каждую копейку, которая тратилась (Берлинским психоаналитическим) институтом... Его личный доход шёл не от медицинской практики, которой он не имел. Доход шёл от мехового предприятия, которым они владели в пяти странах. Эйтингоны были одними из самых крупных торговцев мехами. Они имели заведение в России, другое в Польше, ещё одно Палестинское общество,в Польше, два в Германии, одно в США. Старик умер, и сводный брат Макса Эйтингона управлял всем предприятием. Потом наступила Депрессия (1929 г)., и в это время их предприятие стало прогорать и в конце концов лопнуло. Но какое-то время даже при коммунистическом режиме они имели самый большой меховой контракт с русскими".
Монополия внешней торговли была одной из главных идей Ленина и, что более важно, одним из немногих осуществленных намерений его правительства. Нет ни малейшего сомнения в том, что масштабное предприятие братьев Эйтингонов по экспорту русского меха на Запад могло существовать только при наличии высокого политического решения на этот


середа, 5 травня 2010 р.

Как начинались репрессии


За четыре года, с 1928 по 1931 год, 138 000 специалистов промышленности и управленческого аппарата оказались выключенными из жизни общества, 23 000 из них были списаны по первой категории («враги советской власти») и лишены гражданских прав.

С января 1930 до июня 1931 года 48% инженеров Донбасса были уволены или арестованы: 4 500 «специалистов-саботажников» были «разоблачены» в первом квартале 1931 года в одном только секторе транспорта. Выдвижение целей, которые заведомо не могут быть достигнуты, приведшее к невыполнению планов, сильному падению производительности труда и рабочей дисциплины, к полному игнорированию экономических законов, закончилось тем, что надолго расстроило работу предприятий.
Надлежащим образом проинструктированное самим Сталиным по вопросу о «буржуазных специалистах», ОГПУ подготовило дела, которые должны были продемонстрировать существование сети антисоветских организаций внутри якобы существующей рабоче-крестьянской партии, возглавляемой Кондратьевым, и промышленной партии, возглавляемой Рамзиным.
В январе 1930 года власти начали кампанию по искоренению «частного предпринимательства». Эта операция была направлена против торговцев, ремесленников, а также многих представителей свободных профессий, в целом их было зафиксировано около полутора миллионов. Во времена НЭПа они весьма мирно трудились в «частном секторе». Эти предприниматели, частный капитал которых в торговле не превышал 1000 рублей (98% из них вообще не использовали наемных работников), были мгновенно лишены возможности продолжать свою деятельность из-за увеличения налогообложения в десять раз. (Сколько раз в современной Украине пытались удушить «упрощенцев»?!) Они подверглись конфискации имущества как «деклассированные, паразитические или «социально чуждые элементы», были лишены всех гражданских прав как представители «бывших» или как «члены прежнего класса имущих и царского аппарата». Постановление от 12 декабря 1930 года зафиксировало более 30 категорий лишенцев: бывших землевладельцев, бывших торговцев, бывших кулаков, бывших дворян, бывших полицейских, бывших царских чиновников, бывших «владельцев частных предприятий», служителей культа, монахов, монахинь, бывших членов оппозиционных политических партий, бывших белых офицеров и т. д. Дискриминационные меры, жертвами которых стали лишенцы, представлявшие в 1932 году 4% избирателей, составлявшие вместе с семьями 7 миллионов человек, не ограничивались лишением избирательных прав. В 1929–1930 годах их лишили права на жилье, на медицинское обслуживание и на продуктовые карточки. В 1933–1934 годах были приняты еще более строгие меры, возникшие в ходе операций по паспортизации, направленных на чистку городов от «деклассированных элементов».
Из отрывочных статистических данных, которыми мы располагаем, известно, что некоторые регионы были «вычищены» особо тщательно: в первую очередь, удар снова пал на Украину. За один только 1938 год после назначения Хрущева главой коммунистической партии Украины более 106 000 человек были арестованы на Украине (и большинство из них расстреляны). Из 200 членов Центрального комитета компартии Украины выжили только трое.
Этот исторический экскурс я сделал для членов ПР и людей с донецкой пропиской, с целью напомнить: истории свойственно движение по спирали




вівторок, 6 квітня 2010 р.

Женское лицо украинского правительства


1-м украинским премьером была женщина, родившаяся в окрестностях Очакова, Николаевской области.

Имя ее Евгения Бош, сегодня известно только специалистам по истории украинской революции 1917—1918 гг. Однако, в те годы оно было своеобразным символом украинского большевизма.


17 декабря 1917 г. в Харькове было сформировано первое украинское советское правительство — Народный Секретариат. Евгения Бош стала в нем народным секретарем (министром) внутренних дел. Председателя Народного Секретариата было решено не избирать. Хотя Е. Бош пользовалась бесспорным авторитетом, и ее кандидатура была первой, но, как пишет Г. Лапчинский, «слишком уж необычно было бы во главе первого социалистического правительства украинского поставить женщину», и большевики решили, что «массы этого не поймут». Впрочем, это не мешало Евгении Бош руководить деятельностью Народного секретариата вплоть до марта 1918 г. Большинство современных украинских историков оценивает деятельность Е. Бош и всего Народного Секретариата резко негативно, считая последний лишь прикрытием российской оккупации Украины, придатком к штабу революционных войск Владимира Антонова-Овсеенко. Однако, попытка В. Антонова-Овсеенко назначить своих комиссаров в занятых его войсками городах в январе 1918 г., вызвала резкий протест Е. Бош. Она распорядилась устранить назначенных комиссаров и немедленно сообщила о самоуправстве Антонова-Овсеенко В. Ленину.
Этим была вызвана телеграмма Ленина Антонову-Овсеенко о том, что «наше вмешательство во внутренние дела Украины, поскольку это не вызвано военной необходимостью, нежелательно», и письмо от 21 января 1918 г., где Ленин вновь требует от Антонова-Овсеенко: «Ради бога, приложите все усилия, чтобы все и всяческие трения с ЦИК (харьковским) устранить. Это архиважно в государственном отношении. Ради бога, помиритесь с ними и признайте за ними всяческий суверенитет» (14, 34–35). Но и после этого Ленину приходилось еще несколько раз напоминать Антонову-Овсеенко о том, что на территории Украины он должен действовать исключительно с согласия украинского советского правительства (14, 40,44).
Взгляды самой Евгении Бош на национальный вопрос не были постоянны. Еще будучи в эмиграции в Швейцарии в 1915—1916 гг. она приняла позицию Розы Люксембург: поскольку в эпоху империализма все национальные движения реакционны, то право наций на самоопределение в Программе РСДРП излишне. Деятельность во главе Украинского советского правительства заставила Е. Бош пересмотреть свои теоретические позиции и признать важность создания национального советского государства прежде угнетенной нации. «Первоочередной вопрос для Украины, национальное раскрепощение ее, оставался в тени и не был продуман не только Киевским комитетом, но и Областным. Пункт нашей программы о праве наций на самоопределение вплоть до отделения оставался голым лозунгом, и комитет не имел практической программы, указывающей формы борьбы революционных масс в угнетенной стране, борющейся за свое национальное раскрепощение», — писала Е. Бош в своей книге «Год борьбы» (2,77–78).
В 1918—1920 гг. в период «военного коммунизма», Е. Бош, будучи на разных должностях, пытается «противодействовать захлестывавшим волнам комиссародержавия», превращению власти Советов в ширму для новой правящей элиты. Ее моральные принципы и революционный темперамент не позволяли мириться с предательством идеалов революции. Вспоминая одно из заседаний Киевского Совета в конце февраля 1918 г. , Е. Бош пишет: «Никогда, ни до, ни после этого собрания, я не чувствовала себя так гадко. В первый раз я не могла сказать рабочим всей правды, и это для меня было невыносимо тяжело».
Такие люди как Е. Бош, оказались не нужны новому господствующему классу, партийной номенклатуре. В 1923 г. Е. Бош была среди тех, кто подписал «Заявление 46-ти» — первый программный документ Левой оппозиции (15, 490). Подорванное здоровье не позволило Е. Бош принять более активное участие в борьбе со сталинской бюрократией. 5 января 1925 г. она покончила жизнь самоубийством.
А жизнь у этой воинственной женщины складывалась нелегко. Прочем, как и посмертные упоминания, которые то появлялись в партийно-исторической литературе, то пропадали.
Вот что удалось выявить: Биографический словарь «Политические деятели России. 1917»
Бош Евгения Богдановна
[11 августа 1879, согласно автобиографии, местечко Очаков, по жандармским документам — село Адрагиоли (Аджиголь) Одесского уезда Херсонской губернии, — 5 января 1925]. Отец из немцев-колонистов, механик, землевладелец, мать из молдавских дворян. Бош в 16-летнем возрасте вышла замуж за сына владельца небольшой фургонной мастерской в г. Вознесенске (Херсонской губернии). Несмотря на рождение двух дочерей и семейные хлопоты, окончила экстерном гимназию, продолжила самообразование, готовясь к сдаче экзаменов на звание народного учителя.
В конце 90-х гг. XIX века познакомилась с социал-демократами. С 1901 член РСДРП, после 2-го съезда партии (1903) большевичка. В начале 1907, порвав с мужем и забрав детей, уехала к матери в Киев. С конца 1909 один из руководителей Киевской городской организации РСДРП. В 1910 наладила переписку организации с В. И. Лениным и Н. К. Крупской. С февраля 1911 секретарь Киевского комитета РСДРП. 18 апреля 1912 была арестована, осуждена на ссылку в Иркутскую губернию.
В октябре 1914 вместе с Г. Л. Пятаковым Бош бежала через Владивосток в Японию, а потом переехала в США и наконец — в Швейцарию. На Бернской конференции заграничных секций РСДРП Е. Бош и Г. Пятаков образовали оппозицию В. И. Ленину, примкнув к так называемой «Божийской группе» (по названию предместья Лозанны — Божьи), в которую входили Н. Бухарин, Г. Крыленко, О. Розмирович. В феврале 1915 по приглашению Ленина приехали в Берн для участия в 1-й конференции заграничных секций РСДРП. Бош вошла в редакцию журнала «Коммунист», но после выхода № 1–2 журнал был закрыт ЦК партии из-за серьёзных расхождений с Лениным в национальном вопросе Н. И. Бухарина, Пятакова и Бош, которые выступали против права наций на самоопределение. В конце 1915 переехала в Стокгольм, затем в Христианию (Осло).
После Февральской революции 1917 телеграмма с поздравлениями по случаю победы революции, полученная от А. Ф. Керенского, знавшего Бош, обеспечила ей возможность одним из первых большевиков-эмигрантов приехать в Петроград. 13 марта доложила Бюро ЦК РСДРП содержание телеграммы Ленина, которую получила перед отъездом в Петроград, о недоверии Временному правительству. 23 марта приехала в Киев и была избрана членом городского комитета РСДРП, депутатом Киевского Совета рабочих депутатов, вошла в редакцию большевистской газеты"Голос Социал-демократа», в комиссию по выработке платформы Киевской организации большевиков, которая была опубликована 9 апреля в «Голосе Социал-демократа». В ней говорилось: «Мы считаем, что развитие производительных сил и социальная мощь пролетариата не достигли того уровня, при котором рабочий класс может осуществить социалистический переворот.
Установление социалистического строя, являющегося конечной целью нашей деятельности, не входит поэтому в число задач…» данной революции. При обсуждении в Киевском комитете ленинских Апрельских тезисов Бош присоединилась к большинству, признавшему их «в целом неприемлемыми». На 7-й (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП (б) под влиянием доводов Ленина и докладов с мест Бош проголосовала за их одобрение и в дальнейшем активно способствовала проведению их положений в жизнь. Бош резко негативно относилась к Центральной Раде, не учитывая размах национального движения. В апреле Бош возглавила Юго-Западный окружной, в июле — Юго-Западный областной комитет РСДРП (б), в мае, августе и сентябре её избирали членом Киевского городского комитета партии. Делегат 6-го съезда РСДРП (б) (26 июля — 3 августа), она целиком разделяла его решения. В докладе о съезде на Киевской общегородской конференции большевиков 6 августа Бош подвергла критике Пятакова и его единомышленников за нежелание готовиться к вооруженной борьбе за власть Советов; конференция по её предложению поддержала решения съезда РСДРП (б).
В первом Советском правительстве Украины — Народном Секретариате — Бош заняла пост Народного Секретаря внутренних дел. 30 декабря на заседании Народного Секретариата участвовала в обсуждении вопроса о положении в Киеве и плане вооруженного восстания, а 4 января 1918 вместе с другими Народными секретарями подписала обращение ко всем трудящимся и красногвардейцам республики, в котором говорилось: «От имени Украинской Народной Республики объявляем Генеральный Секретариат Центральной Рады врагом свободного украинского народа, призываем и приказываем всем верным делу рабоче-крестьянской революции войскам бороться против буржуазного Секретариата Киевской Центральной Рады и Каледина…» («Победа Советской власти на Украине», М., 1967, с. 406
С 20 января 1918 участвовала в работе проходившей в Харькове Всеукраинской Крестьянской конференции; выступала с докладом «О власти и Украинском Учредительном Собрании». Сделав обзор главных событий в России между февралем и октябрем 1917, Бош заявила: «Борьба должна была закончиться переходом власти в руки рабочего класса, что мы и видим в Великороссии, где власть перешла в руки трудящихся — Советов СРКД. «Мы должны идти на всё, не останавливаться ни перед чем и окончательно задушить власть капитализма». Говоря об Украинском Учредительном Собрании, Бош выразила мнение, что оно не сможет защищать интересы народа в силу своего классового состава; отсюда: «Народ должен победить буржуазию, ей нет места в государственной работе… Государственной властью должны быть народные комиссары Великороссии, Народный Секретариат на Украине, Советы рабочих и крестьянских депутатов на местах» («Победа Советской власти на Украине», с. 384).
Участница 4-го Чрезвычайного Всероссийского съезда Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов (март 1918). Бош не приняла Брестский мир, стояла на «левокоммунистической» позиции. Считая необходимым продолжать вооруженную защиту Советской власти на Украине, Бош ушла с поста Народного секретаря внутренних дел, стала политработником в группе войск В. М. Примакова, но из-за крайнего ухудшения здоровья (с детства страдала болезнью сердца и лёгких) была вывезена дочерью в Таганрог, затем — в Липецк. Здесь Бош начала писать свою первую книгу «Национальное правительство и Советская власть на Украине» (М., 1919). В эти месяцы лечения она переосмыслила свои взгляды на Брестский мир: «Не щадя себя, я открыто признала себя неправой», — писала она позднее («Год борьбы», 2 изд., Киев, 1990, с. 403). Подлечившись, Бош выехала в Москву; отстранилась от работы на Украине после 1-го съезда КП (б)У (июль 1918, Москва), делегатом которого она была. Работала в Московском комитете РКП (б), летом была направлена в Пензенский губком для организации борьбы с эсерами. Затем работала по заданиям ЦК партии. Подводя итоги прожитой жизни, Бош назвала этот период самым тяжёлым: «С 1909 года я привыкла к самостоятельной руководящей работе, привыкла самостоятельно мыслить, принимать решения и действовать, только сверяя свои решения с общепартийными; тут мне приходилось действовать по указаниям ЦК и, что хуже всего, не иметь возможности доказать ЦК правоту своих действий… Я окончательно сломалась, взвалив на свои плечи непосильную ношу…» (там же, с. 407). В результате обострения болезни с весны 1923 отошла от активной деятельности: Бош сосредоточила силы на написании второй книги — «Год борьбы. Борьба за власть на Украине с апреля 1917 г. до немецкой оккупации» (2 изд., Киев, 1990). Когда болезнь (порок сердца, сердечная астма, туберкулёз лёгких) стала невыносимой, покончила с собой.
Литература: Преображенский Е., Е. Б. Бош, «Пролетарская революция», 1925, № 2; Гриценко А.П., Тимченко Ж.П., Е. Б. Бош, Киев, 1964 (на украинском языке); Варгатюк П.Л., Героическое и трагическое в судьбе Е. Б. Бош, «Украинский исторический журнал», 1989, № 8 (на украинском языке).



Читать всё