воскресенье, 31 декабря 2017 г.

Про суд – корректно и без страшилок


Слова формируют смыслы. Образы участвуют в этом, но действенны лишь для части землян у которых одно полушарие опережает другое. Слова – универсальный код. Какими словами сопровождается описание тех или иных фактов, событий, людей зависит какую коннотацию, или сопутствующее значение получит предмет. О чем я?

В последнее время обратил внимание, что информация, которая разносится компьютерными сетями, все чаще упоминает украинские суды. Что это? Может большая судебная реформа «виновата»? А может какая пропагандистская кампания? Стал вчитываться. В Николаеве с помощью общедоступного рейтинга интернет-ресурсов определил наиболее «спрашиваемые» 3 сайта (Преступности.NET, НикВести, Novosti-N, ) и сделал контент-анализ материалов про суды.



Сразу оговорюсь, что упоминания слова суд было чаще «привязано» не к реформе судебной системы, а к текущей деятельности этих государственных учреждений. Так, собственно, местным судам посвящено чуть менее половины информаций. Упоминание местных судов чаще «привязано» к слушанию громких дел, связанных с прошлыми и нынешними отставками политиков и коррупцией. Сразу бросается в глаза, особенно по заголовкам, использование устаревших терминов правооприменительной системы времен «Вышинского и агитпропа». С чего бы это, ведь из трех редакторов, только один марксизм-ленинизм осваивал?! Проскакивает и «феня», язык такой блатной, где судейськие не в почете. Все это формирует если не вражду к правоприменительной системе, то уж точно не нормальное восприятие. Ну если от заголовков, перейти к тексту материалов, то кое-что проясняется. Большая часть информаций из зала суда, по крайней мере за последние 3 месяца, написаны в «недрах» одной из сторон судебных процессов – прокуратуре. Фраза: «как сообщили в прокуратуре…» в различных вариациях встречается в большей части «судейських» материалов. То есть, сторона обвинения активно использует интернет-ресурсы для формирования общественного мнения. Редакции в данном случае – транслируют смыслы только одной стороны, время от времени упражняясь в красноречии, меняя заголовки. А где сторона защиты? Ее очень мало, если не сказать – практически нет. Есть сообщения полиции, больше похожие на «слив» информации, чтобы настроить общественность против и свежая волна: ссылки на пресс-службы судов. Пока – одинокие и робкие, все больше об организации слушаний дел и работе судов над тем или иным делом.

Что мы имеем в «сухом остатке»?


В судах в день слушаются десятки дел. В инфоленту за неделю из местных судов попадает от силы 1-2 и то по сообщениям пресс-служб прокуратуры, полиции. Чаще упоминаются одни и те же дела, которые по какой-то причине становятся резонансными. Предмет резонанса не входило в наше обследование, потому ждем последователей. А вот язык материалов, точнее той их части, которая подвергалась редактированию, чаще всего архаичен. Что особенно удивительно учитывая средний возраст репортеров и редакторов. Здесь сплошные «страшилки»: суд арестовалшколы закрывает, оправдал боевика, передергивания: вольное трактование определений суда, еще до завершения дела. Хорошо это проходило, когда суды были «застегнуты» в бюрократической шинели прошлого, сегодня, когда ухвалы публикуются в том же Интернете спустя несколько часов после завершения слушания, можно очень быстро добраться до сути.

А зачем?

Этот вопрос не раз вставал у исследователя, когда перечитывал новости из суда на николаевских интернет-ресурсах. Зачем так об этом писать? Например, множественные отслыки к старым делам? Кто-то скажет, мол для поисковой оптимизации. Если кто-то еще кроме студентов и исследователей вводит в строке поиска «позавчора в ленинском суде Николаева» - сообщите.

Публика «щекочет» нервы, читая материалы из суда – еще один аргумент в пользу такой подачи информации. Не верю! Вчера, все говорили, что топ выдачи обеспечивают ДТП, а сегодня оказывается, что не универсальный это прием…

Но вернемся к материалам из суда. Месяц ходил в Апеляционный суд Николаевской области на разные заседания. Адвокатов – видел. Прокуроры и судьи были чаще всего, социологов даже встречал, наблюдателей. Ни разу не встретил журналистов или особ, которые так себя называют. Оговорюсь, сознательно не посещал так называемые резонансные дела. А между тем, дела были на разный «вкус», в том числе заседания в режиме вэб-конференции. Я отнюдь не адвокат отечественной судейской системы, но чтобы «окрашивать» тональность материалов до ниспровержения, надо по меньшей мере хорошо знать предмет и черпать информацию из многих источников, а не только из ведомственных пресс-релизов. Предмет эксклюзивности, видимо не входит в фокус главредов, ибо чаще всего публикации про то или иное заседание выходит одновременно в десятке городских/областных интернет-ресурсов. Иногда, ими «забивают» ночной график информирования.

Что касается эмоциональности материалов, то случаются и такие тексты когда судьям (цеху) и конкретным персонам «достается» от смежников, например из нацполиции. Данный блог от главы отдела коммуникации ГУНП в Николаевской области был «перепечатан» несколькими сайтами, хотя изначально был постом в персоналном фейсбучном акаунте. И наверное, был написан на пике эмоций, вызванных решением коллегии судей. А вот зачем? Юристов ведь в полиции пока хватает: не довольны решением суда, готовьте документы, подавайте новый «позов»! Аргументированый и снабженный неопровержимыми фактами иск вызовет у судьи большее уважение, чем «переход на имена» коллегии судей с которыми несогласна полицейский «речник».

И тут снова хотелось бы взглянуть на проблему этичности многих текстов отечественной интернет-журналистики о проблемах судебной системы. Писать в медиа и критиковать «косяки» в отечественных судах нужно, но важно это делать так, чтобы авторитет суда – как ветви власти не дискредитировать. Если у вас нет такой задачи… В противном, выглядит как «воздействие» на суды с целью выполнения ведомственных планов. Но не стоит забывать, что мировая общественность ждет от украинских судов качества правосудия и снижения показателей пересмотра дел.

Однобокое, тенденциозное освещение деятельности судей с допущением эмоционального окраса, ведет к уничтожению авторитета, которого и так не много. Судейское самоуправление только зарождается, нуждается в открытости и конструктивном диалоге с обществом. Без этого, при демократическом устройстве не обойтись. А популизм и частное мнение пишущих, обобщения без конкретных фактов коррупции, создают лишь "информационный шум" и не способствуют очищению судебной системы. Понимают ли местные авторы, что когда они «потчуют» своих потребителем уничижающей судей информацией, снижают доверие и собственно к журналистскому цеху?! Репортер – ведь профессия, а не социальная роль «одной бабы на базаре»…

В который раз перечитывая заметки, якобы из суда, созданные несколькими комбинациями клавиш из «полуфабриката» пресс-релиза из стана обвинения, хочется редакторам задать вопрос: а вы знаете, что суд - состязание 2-х сторон? Или обвинение всегда ..?

И да, как же презумпция невиновности (лат. praesumptio innocentiae)? Ее ведь реформа суда не отменяет!

Откровенный дисбаланс в подаче информации продолжает негативно «настраивать» общество, тут еще полиция «подливает масла»: мы их ловим-ловим, а судьи – отпускают.

Да, писать изо дня в день про однотипные дела было бы скучно и не читабельно. Но на то, наша профессия и предполагает творческий подход к обработке информации! Никто не отменял стандарт Би-Би-Си, когда в любом материале представляются противоположные точки зрения. И это не обязательно PR!

Симпатичен прием, который НикВести стали демонстрировать, когда из зала местного суда «выходят» фоторепортажи с выразительными лицами участников процесса. К сожалению, не всегда даже адвокаты готовы к публичности, а подчас, кроме судьи в зале никого…

Жаль, что в материалах на судейскую тематику не встретилась информация о работе собственно аппарата судов, ведь судьи – это только видимая часть, а функционирование - это множество процессов и людей. А вообще, суды - кладезь информации, не зря в журналистике многих стран это отдельная подотрасль.

Понятно одно, без професиионализации авторов, специализации если хотите на судейской тематике – не обойтись. Только вот не понятно, где кореспондентам региональных медиа «подтянуть» знания или «взять» курс судебного репортажа.

В.Головченко.


Материал подготовлен в проекте Одеського ВГО «Комітет виборців України», в рамках инициативы «Мова ворожнечі» в українських ЗМІ: ідентифікація та протидія».



Комментариев нет: