субота, 10 березня 2012 р.

Газеты и не только «Правда»

Для тех, кто родился в советскую эпоху, привычны были газеты с названием «Правда». Они были для детей, юношества и взрослых, они агитировали, поучали и воспитывали. А до 1917 года в императорской России были совсем другие имена у газет.
Знаменательно, но именно в Крыму мой давний знакомый, медиа-тренер, историк по образованию – Олег Хоменок подарил мне свою книжку «Дореволюционная печать Таврической губернии (1838-1916). Очерк истории и библиографический указатель». Открылся целый материк, ушедший в небытие.
Во-первых, исследование прослеживает тенденции в развитии прессы при царизме. Газеты с первой половины 19-века служили своего рода общественным информатором №1. Рост экономики и рынка рекламы подстегивал к изданию большего числа наименования газет. И хотя Таврическая губерния была значительно больше, чем нынешняя АР Крым, департамент по делам печати МВД не торопился раздавать разрешения на издания газет. Тем самым рекламный рынок не разрывали. Так, если например, в Евпатории выходила одна городская газета, то 2-ю разрешали издавать, лишь в летний период, когда число читателей вырастало за счет приезжих курортников.
Во-вторых, газеты, как видно из очерка, были экономическим инструментом постоянного
заработка владельцев типографий, которые чаще всего были сами издателями (родственниками), или стояли за ними.

Все поменялось с началом 20-го века. И хотя экономика была явно на подъеме, судя по рекламе, появились издания, которые не разменивались на публикацию объявлений и рекламы – это были издания социал-демократов (большевиков). Их издатели не нуждались в притоке новых средств. Они сеяли в читающем народе смуту и готовили революцию. Новейший на тот момент инструмент коммуникации с массами, в виде периодической прессы сработал как известно. Движение народников, которые в последней четверти 19 века практически не использовали прессу, быстро сошло на нет, а поколение молодых революционеров начала 20-го века, активно используя ее, привело к революции 1905-07 годов. Даже в Крыму часть газет была закрыта именно из-за неприкрытой пропаганды революционных идей.

После царского манифеста 17 октября 1905 года свобода прессы наполнилась новым содержанием. Так был отмечен бум провинциальной периодики в Таврической губернии. Прежде всего, это следует связывать со сменой принципа регистрации газет и цензуры. Она теперь не упреждающая – до выпуска каждого номер, а последующая с санкциями за нарушения. Изменилось и число быстро закрывающихся газет после 1-2 номеров. В основном же, судя по исследованиям О.Хоменка, главной причиной досрочного закрытия газетного проекта были экономические просчеты.

Интересен факт, который приводит автор, что годовая зарплата редактора сопоставима  с затратами на закупку бумаги! Думается, что сегодняшние редакторы могут только мечтать о таких доходах. Получается, бумажные газеты экономически сегодня служат лишь для целюлозобумажников!

Газеты всегда, за исключением периода коммунистического правления, были бизнесом. В том числе и в Таврической губернии, куда входили земли Херсонщины от Днепра и нынешней Запорожской области по берегам Азова. Показателен пример А.Б.Шрайбера - матерого «стартапшика», выражаясь сегодняшним сленгом, который переезжал из города в город и запускал новые газетные проекты. Не случайно наверное, в давние времена в школьной лексике я встречал кличку редактора стенгазеты: «шрайбикус». Короче – Абрам Беркович, сначала был редактором-издателем газеты «Херсонские новости», потом переехал к морю в Бердянск и стал издавать «Бердянские новости» на свой риск. После продажи последних И.А.Гольбергу, А.Шрайбер в мае 1910 года «запускает» очередную газету в нынешнем Запорожье, «Александровские новости», которую редактирует до 1912 года. Истории ярких издательских и журналистских судеб еще ждут своих читателей, исследователей. А потом наступил период единообразной пропаганды, когда не талант и сметка ценились, а умение пресмыкаться и прогибаться. Именно этот период в основном и преподавался в курсах истории журналистики в советских университетах и партийных школах. Что было то было. Например, имя известнейшего крымскотатарского просветителя, издателя и редактора Исмаила Гаспринского надолго было вымарано из учебников.

Так что книжка Олега Хоменка симпатична уже тем, что автор смог скрупулезно собрать и назвать более 300 изданий, издательских и редакционных коллективов Тавриды с 1838 года до февральской революции. Самым ценным для историков – именной указатель талантливых, везучих и неравнодушных людей, которые служили информационной отрасли и строили гражданское общество в условиях монархии. Это значительно важнее, чем отделываться пассажем, мол, при царизме выходила в подполье сначала газета «Искра», а потом ленинская «Правда» понесла…

В.Головченко.

Автор выражает благодарность О.Хоменку за дар библиотеке Колледжа прессы и ТВ столь редкого издания.


Немає коментарів: