понеділок, 25 листопада 2019 р.

Образование управленцев

Управленческие функции в Украине всегда были вторичными. В центре империй принимали решения, а украинская шляхта или директора выполняли роль надсмотрщика (супервайзера) за проистекающими процессами. Так было в 17-м веке, так пока продолжается и в 21-м. Все годы независимости украинский менеджмент только учится быть самостоятельным. У кого? Как? И что из этого выходит, попробуем исследовать этим материалом.


Встречал за последние 20 лет множество разных управленцев. Одни были выдвинуты или выбраны еще при социализме. Другие – стали руководителями из разросшегося кооператива или развалившегося колхоза. Были и такие, кто стал «ведущим» по наследству. Почерк, стиль и соответственно эффективность у всех украинских руководителей разные. Не одинаковыми путями они заняли топ-должности, но очень часто одинаково «обрывают» свою карьеру. Скорее всего причина в образовании, или точнее в ее обрывчатости и прерывности. А между тем.

Менеджмент – наука об управлении, которая вернулась к нам в конце 80-х прошлого века. Очень живая и находящаяся в постоянной трансформации и совершенствовании. Откликаться приходится как на изменение отношений с капиталом, так и технологические революции (этапы).
В начале 20-х годов В.Ленин открыл в CCCР около 10 научных институтов менеджмента и НОТ, которые в течение 5—7 лет совершили ряд выдающихся научных открытий и приобщили тысячи руководителей к принципам западного менеджмента. Развивали науку об управлении такие сограждане как А.Гастев, П.Керженцев, С.Струмилин, Н.Кондратьев, Ф.Дунаевский, Н.Витке, которые достигли значительных успехов. В 30-е многих «стерли» в порошок, других вытеснили на Запад.

С конца 20-х до конца 50-х годов в стране не было разработано практически ничего существенного, что могло бы обогатить отечественный или зарубежный опыт управления. Именно в эти три десятилетия за рубежом, прежде всего в США, отмечается фундаментальный сдвиг в области науки управления. Знаменитые Хоторнские эксперименты (1927—1932), заложившие основания современной индустриальной социологии и психологии, происходили в тот период, когда в СССР постепенно начиналось свертывание научных исследований. Какая наука об управлении, когда все вокруг заключенные? В период с 30-х по 60-е годы в США созданы теории управления, которые и по сей день считаются классическими. Напротив, в СССР не произошло никакого накопления научных фактов, а то, что было создано раньше, безвозвратно потеряно. В тот момент менеджмент практически исчез из поля зрения советских ученых и хозяйственных руководителей.


«Эпоха оттепели» вселила надежду и оптимизм. Однако идеологические ограничения проникли и в науку об управлении, казалось бы, весьма далекую от политики. Видный советский специалист по организации и управлению В.Афанасьев вспоминал: «В 1967 году написал книгу «Об интенсификации развития социалистического общества». Ее не хотели издавать все из-за той же тейлоровской «буржуазной» идеи «выжимания пота»... И само понятие «управление» вызвало волну протестов. Какое там управление! Есть у нас политика партии, научное политическое руководство, а управление, менеджеризм — западное, «буржуазное» изобретение» (Правда. 1989.8 сентября).

В третьем томе советской «Философской энциклопедии», изданном в 1964 г., нет статьи о менеджменте, но зато есть о менеджеризме. В ней разъясняется, что менеджеризм является апологией капиталистического способа производства. Удивительно, но и через 25 лет в «Кратком словаре по социологии», изданном уже в 1989 г., о менеджеризме говорится, что эта буржуазная управленческая доктрина имеет явно выраженную апологетическую окраску, игнорирует антагонистические противоречия и неадекватно отражает реальность.

Именно в 60-е годы сформировался своеобразный подход, который вплоть до середины 80-х годов определял официальное отношение к зарубежной науке управления. Его суть состоит в следующем: из всего богатства капиталистического опыта для практики социалистического строительства можно брать только конкретно-практические методы руководства, а теоретическое содержание, обозначаемое как идеология менеджеризма, надо отбросить. В условиях господства идеологических запретов иной подход, видимо, был немыслим. Но грянула «перестройка».

Менеджмент образование, которое принялись отстраивать коммунисты-пропагандисты в конце 80-х сразу подхватило бациллу кумовства. В американские бизнес-школы и на различные донорские программы записывали не тех, кто способен был проявлять предприимчивость, а знакомых партийцев и «комитетских» директоров заводов и фабрик. Руководители всех 3-х николаевских судозаводов и их ближайшие заместители «отметились» на учебных курсах по маркетингу в США. (сам проверял). И где этот маркетинг в отечественном судостроении? Его как не было, так и нет спустя 30 лет.

Но теперь на верфях нет и рабочих. Соответственно говорить о производственных программах и фронте работы для менеджера не приходится.

В те же годы американские эксперты организации учебы рабочих побывали в отечественных УПК и ПТУ и были поражены глубиной программ подготовки, например сварщиков, судосборщиков(!). Тренажеры для рабочих профессий были не слабее, чем для тренингов астронавтов. Заокеанские спецы крякнули, написали рапорты и…

Сегодня ПТУ кое-где еще остались, но учатся в них на повара и стилиста. Все остальные рванули в университеты. И что они там осваивают в разделе управления?


Пока можно было учить менеджменту по принципу: делай как я, шло капитальное клонирование ошибок, потому что приглашались практики вчерашнего дня. Так, например, отечественные директора упорно не желали понимать (усваивать) зачем им реклама. Они ведь сформировались в эру дефицита, когда еще приходилось «выпрашивать» у поставщиков необходимое.

Ну а управленческий учет, в большинстве производственных компаний так и не смог «отвоевать» позиции у банального бухучета.

Научная организация труда была благополучно «похоронена» вместе с парткомами.

Некоторое время отечественные банкиры еще выступали носителями свежих (новых) управленческих технологий. Но уже после кризиса 98-го им нечем было «подпитывать» украинских директоров.

Для обучения науке менеджиринга повсеместно после обретения независимости Украины, стали создаваться академии, институты, школы. Но преподавать туда шли за редким исключением, лекторы университетов марксизма-ленинизма и преподаватели политэкономии, которые всю сознательную жизнь критиковали буржуазные практики зарабатывания капитала.

Автор в конце 90-х познакомился с одной такой кузницей. В учебной группе оказались офицеры налоговой милиции и директора, вместе с банковскими клерками. Заниматься менеджментом они приходили по вечерам. Ну прям-как Нагульновы учили английский язык в пылу коллективизации. Реальных управленцев было не видно в аудиториях, им все время нужно было решать какие-то горячие вопросы. Самая добросовестная явка была на воскресных шашлыках.

В середине «нулевых» в Киево-Могилянской бизнес-школе была предпринята попытка взяться за образование науке управления именно владельцев частных отечественных бизнесов. Автору посчастливилось быть в 1-й группе слушателей. Не хочется себя «числить» подопытным кроликом, но минувшие 13 лет и публичная информация об активах моих сокурсников свидетельствуют что эксперимент был скорее всего неуспешным.

Менеджмент образование в современной Украине больше всего страдает от недостаточного позиционирования философского обоснования управленческого труда. Это ведь не просто набор стандартных техник, схем по которым можно добиться успешного результата. Поэтому, учить нужно тщательно отобранных «верных» людей, которые не просто имеют деньги или опыт, а именно хотят и могут оставаться управленцем какое-то (5-10-25) количество лет. В отечественной культуре и социальных установках руководство большими процессами воспроизводства добавочной стоимости, устойчиво связано с личным обогащением. В связи с этим, учитывая социалистическое воспитание у большинства граждан, директора – не те кого ценят. Преодоление сопротивления и козни отнимают массу времени и ресурсов руководителей. А менеджерский ресурс ведь не шибко возобновляемый!

Постепенно мы начинаем осознавать, что западный менеджмент — прежде всего особая субкультура со своими ценностями, нормами и законами, а не просто совокупность технических процедур и методов.

Использование западной технологии без анализа философии менеджмента — путь, ведущий в никуда. Освоение методических приемов должно сопровождаться анализом фундаментальных путей, на которых эти приемы создавались. Передовые технологии, разработанные за рубежом, будут совсем иначе выглядеть в нашей среде. Механическое заимствование лишь углубляет пропасть, отделяющую нас от Запада. Вряд ли мы когда-либо разгадаем феномен успеха менеджмента, если будем подходить к нему только как к технике управления. Менеджмент — прежде всего философия и культура управления. Японский сталь управления технически ничего нового из себя не представляет. Его загадка — в культурном коде, новом типе поведения и отношений между людьми.

Особенно это хорошо стало понятно, когда в Украину пришла технология менеджмент-консалтинга, например от Ицхака Адизеса, которая «замешана» именно на хорошем интуитивном и духовном «совпадении» взглядов и принципов.

Самое главное, что не смогла продемонстрировать отечественная система образования менеджмента, чтобы ее уважали собственники капиталов. Получить заказ от государства, через чиновников соответствующих министерств на «производство» достаточного числа новых менеджеров – легко решаемая задача. Освоили же за 20 лет рыночных отношений как коррумпировать госслужащих принимающих решения?! А вот как «заставить» взять, например крупную инвестиционную компанию или банк, сырого управленца или неготового на внедрения нового проекта? Не самоубийцы же владельцы крупных частных капиталов, чтобы принимать на работу менеджеров в которых они не уверены. Хотя в украинских менеджмент-практиках сплошь и рядом наблюдаем, как в директора назначают доверенного человека, по логике: а вдруг выплывет.


В.Головченко.


Немає коментарів: