пʼятниця, 9 травня 2014 р.

Не лишние люди

Когда в конце ноября прошлого года киевские студенты вышли на Майдан Незалежности власти не сразу осознали, что произошло. Молодые люди ясно дали понять: жить по лжи, сделать вид, что евроинтеграция не очень-то нужна Украине - не удастся. Через неделю на улицах столицы был миллион человек. Многие приехали из регионов. Были здесь львовяне, одесситы, днепропетровцы. Все по велению своего сердца и никого не было по принуждению. Кто-то приехал поддержать своих детей. Из Москвы примчались телекоманды пропаганд-специалистов и такие репортажи пошли...
За более чем сто дней протестов в центре столицы родилось не только ощущение братства, и умножились силы тех, кто не желал жить по сценарию, написанному криминальной властью. Самые ярые пропагандисты, из Москвы приезжали в Киев, встречались с живыми людьми на майданах и ... сочиняли самые нелепые истории кто и почему вышел на Майдан. Вчера, кстати, ко дню празднования советской печати стал достоянием гласности список 300 российских пропагандистов, которые особенно "отличились" во время информационного противостояния с Майданом.
С февраля уж столько всего произошло, что-то забывается под напором новой информации, лжи и предательства. У многих остается вопрос: зачем было протестовать? А мы решили повстречаться и пообщаться с людьми, которые не побоялись выйти с протестом, хотя им было что терять, кроме собственной жизни. Историй успешных и цельных, состоявшихся людей, которые не просто пришли один раз в свой выходной на площадь, а реально месяцами действовали и выжили после столкновений с карателями. У каждого мотив был индивидуальный, но объединяет всех неравнодушие к жизни людей в Украине.


В львовском кафе, где еще в этом древнем городе происходит все информирование, мы общались с Лилией Юрчишиной, без пяти минут магистром психологии, владелицей визаж-студии, чемпионкой всеукраинских конкурсов по визажу. Эта милая девушка не только волонтерила на Майдане с декабрьских дней, но еще и вела в родном городе серьезную работу, чтобы не допустить искривления информирования о событиях в Киеве.

Я спрашивал Лилю, где она нашла время для вояжей в столицу, а она мне отвечала и тут же выкладывала очень приличный анализ состояния организационных возможностей политических партий. Многим участникам Майдана больно переживать ту практику государственного строительства, которую мы наблюдали постмайдан в Крыму, да и в других частях страны.

- Понимаешь, было много понтов в действиях полевых командиров майдана. Люди дорвались до маленькой власти и давай, реализовывать свои потребности покомандовать. Но это не самое страшное. Хочу, чтобы сегодня Украине не мешали извне исправлять устройство, наводить порядок и тут прилично вредит излишняя толерантность.

Я например, 7 раз была в Артеке, естественно у меня в аккаунтах социальных сетей собралось множество друзей из России. С большинством решилась порвать дружбу: они банально предали, поддерживают введение войск и аннексию Крыма.

Вообще время так нынче летит, кажется, что Майдан был так давно, а синдром посттравматический у народа никто не лечит. Думаю, что работой и внимательным отношением к ближним мы можем его терапевтировать. Даже среди людей, которым я даю работу, моделей, фотографов попадаются, мягко говоря, не сторонники майдана и это молодые люди. Почему они до сих пор не могут понять, что кроме нас - народа некому было остановить эту зарвавшуюся власть, для которой Украина - только источник денег?!

Тарас Ильницкий, львовский IT-шник: все закономерно, я давний участник политических состязаний, еще во времена "Украина без Кучмы" участвовал в протестах. Потом была мирная оранжевая революция. Закончил учебу в университете на математика - теоретика. Стал программистом-практиком. Со временем стал работать на западную компанию, но не по аутсорсингу, а как филиал. Многое переоценил. А тем временем в обществе улеглось или точнее произошла подмена и в канун подписания договора об ассоциации пришла пора пора политиков отвечать за свои слова. А они, вместе с бывшим президентом, начали эквилибрировать словами, тезисами. Тут гражданский контроль и самоорганизация, которые и раньше имели примеры в нашем народе стали актуальными. Государства и его ценности не только антураж праздников, это повседневное ощущение ответственности. На Майдан интуитивно пришли люди у которых чувство ответственности за судьбу державы, будущего Украины оказалось выше, чем у многих политиков.

Вот и сегодня, когда очень актуален контроль общества за действиями власти, не случайно одни политики испугались процессов люстрации...

А народу нужны перемены, маленькие, но к лучшему. Это имеют право требовать сегодня не только те, кто брал отпуск или оставлял свой малый бизнес на родню и ехал в Киев, но все, кто выступал против несправедливости и обмана. Начинать нужно в малом круге, вокруг своего порога, менять отношение и настрой. Власть - это не исключительная привилегия, а большая ответственность. Народ имеет право проверить, как тот или иной его представитель служит ему!

Поразительно, мы собирались с героями говорить про то, что их привело на Майдан, а все плавно переходили к тому, чем нужно сегодня заниматься. "Ветеранских" настроений среди собеседников не заметил. Эти люди точно включаются не по чьей-то команде, а по велению разума и совести. Они явно живут не только для себя. Они не равнодушны и не потребительски настроены по отношению к государству.

Если в прошлом веке в Российской империи в революционеры шли люди лишние, которые не могли найти себя в сложившихся обстоятельствах, то молодые украинцы в 2014-м готовы и сами меняться, и менять собственное государство так, чтобы людям жилось в нем лучше. Наверное, это самое страшное, что есть для любого диктаторского строя, когда граждане хотят и могут повлиять на организацию жизни. Кому-то это покажется чересчур утопичным, когда рядовые граждане пытаются влиять на общественные решения, но это раз за разом происходило минувшей зимой и продолжается весной, но уже под громкие российские информационные атаки.


Узнаваемый на Майдане был музыкант, фронтмен группы ТНМК Fozzey. Он много дней был среди протестующих. Мы не могли не поинтересоваться у Александра, что он там делал?

- Чаще общался с коллегами-музыкантами и просто знакомыми, но доводилось разговаривать со многими. Я считаю, что Майдан – проявление конституционного права людей влиять на свою судьбу. Я не видел там ни мифического Правого Сектора, ни Руки Запада. Вышли люди, у которых есть гордость и желание изменить свою жизнь к лучшему.

Мне запомнился шахтер из Донбасса. Он рассказал мне, что напротив его дома – огромный особняк начальника районной налоговой. И что дальше так жить нельзя.

В первой фазе протестов было много креатива и общения, потом уже стало не до досужих разговоров.

Студенчество и футбольные фаны – две, пожалуй, самые яркие для меня группы участников событий на майдане.

Родился на киевском Майдане и феномен - образовательный или точнее просветительский проект: Открытый университет майдана. Нам удалось пообщаться с одним из его инициаторов, выпускником Киево-Могилянской бизнес школы, экспертом фондового рынка Александром Стародубцевым.

- Идея инициативы возникла одновременно у нескольких людей. Мы все думали о том, что полезное мы можем сделать для Майдана. Решили создать интеллектуальную платформу, которая привлекла бы людей на Майдан и давала ответ на вопрос: «Что мы будем делать, когда победим?». Были и другие вопросы на повестке дня, который сейчас даже смешно вспоминать: «Где лидеры?», «Почему никто не говорит, что нам делать?», «Почему оппозиция договаривается за нашими спинами?».
Тут собирались самые разные люди, от глав мультинациональных компаний до обычных рабочих. И от ученых до священников. Для меня самым диковинным был священник, который читал у нас лекцию. Мои друзья знают эту историю, когда я со всеми своими МБА, курсерами и т.п. - ничего не мог понять, а обычные работяги задавали очень сильные вопросы.

Конечно, когда собирались все со всеми знакомились, спрашивали: кто чем занимается. Никто в душу не лез, но особо ничего и не скрывал. Точку невозврата прошли, когда перестали бояться, была она пройдена в январе, после известных законов.

У нас в Открытом Университете была ситуация, когда Шимкив читал лекцию, а его слушал профессор Пинзеннык. Да и Квит тоже что-то читал, Шеремета несколько раз, Валерий Пекарь, Винницкий Михайло. Все же смысл искали. Об этом и были основные разговоры, встречи с интересными людьми. Свою телефонную книжку качественно удвоил. Именно в этом - основная внешняя ценность Майдана для меня. Есть еще внутренняя - но это другая история.

Сергей Карандин, предприниматель из Киева активный участник протестов с первого дня, входил в общественные объединения Майдана:

- Преподаватели, IT-шники, дипломаты, офицеры, бизнесменов не счесть и менеджеров, писатели, экономисты, юристы, бухгалтеры и финансисты, журналисты, видеомонтажеры, охранники, рабочие, пенсионеры, медиков много, вот кто был основой людского наполнения Майдана. Запомнился летчик гражданской авиации. Еще лесник.

Долгие ночи дежурств за костром говорили обо всем. По профессии реже, в основном мечтали о светлом будущем.


Роман Рак - журналист, издатель из Прикарпатья

"Зустрічав на Майдані людей практично усіх професій. Я бував у різних середовищах майдану, тому мав можливість спілкуватися як з підприємцями, науковцями, дизайнерами, програмістами, журналістами, так і з столярами, робітниками заводів, підприємств, продавцями, працівниками будівельних фірм. На майдані був зріз суспільства. Більшість тих, хто там був - це люди звичайних професій. Зустрічав художників, екологів, філософів. Один менеджер, який займає керівну посаду у дизайнерській фірмі розповідав про те, що кожен день на Майдані коштує йому -500 грн з місячної зарплати. Попри це, він провів у Києві десь півтора місяця. Декого відпускали на роботі за власний рахунок, дехто звільнявся, щоб поїхати на Майдан, декому керівництво підприємства навпаки сприяло в поїздці.

Частіше обговорювали загалом ситуацію в державі. Навіть не про те, як скинути януковича, а про те, як змінити повністю систему влади, знищити корупційні механізми і навести порядок. Якось спілкувалися в IT-наметі з програмістом про альтернативні джерела енергетики, зокрема про ефективність сонячних батарей.

Багато було студентів, що вдень вчилися, а на ніч йшли на майдан. Частина ВНЗ поставилися з розумінням, до такого прояву громадянської позиції і дозволила відробити згодом пропущені пари.

Знайомств нових було дуже багато. Познайомився також з хлопцем з Москви, який приїхав на Майдан подивитися і коли відчув атмосферу, яка там була, то вирішив залишитися."

Андрей Корниенко, экономист нефтегазового предприятия из Ивано-Франковска, магистр права к тому же, на Майдане с ночи 24 ноября. Зарплату в дни дежурств в Киеве не получал, но через два месяца во время столкновений с “беркутом” на Грушевского одним из первых получил тяжелое осколочное ранение гранатой. Несколько операций перенес, 3 месяца практически не мог работать, находился под следствием, но сегодня в его интонации нет озлобленности.
- Я делал это для своих детей, своей семьи, своего края, страны. Не все были согласны с нашим протестом с первых дней. Но всегда есть те, кто первым отряхнется от равнодушия и выступит против несправедливости. К моменту возникновения майдана людей, а особенно предпринимателей, действительно так достал порядок, который был установлен, коррупция, что мириться с этим уже не было сил. Поэтому мы с единомышленниками, земляками и ставили первый блокпост на Грушевского, палатки на Майдане.


Мои собеседник не уставали перечислять профессии людей с кем бок-о-бок они прожили майданные месяцы. Все люди успешные, самодостаточные. Подумалось, в какую трясину “забрели” властьпредержащие, если возвращать Украину на дорогу цивилизации, где не работают волчьи законы вышли практически представители всех слоев общества?!

Но за этим “маячил” второй вопрос: а все ли слуги народа сегодня служат  интересам общества?

Совершенно очевидно, что заменить всех корупционеров есть на кого!

В.Головченко.



Немає коментарів: