неділя, 16 травня 2010 р.

Как оборонялся Николаев?



Восточная война в Крыму была на исходе, в Севастополе был затоплен флот. Героическая оборона Николаева не отражена в монументах и топонимике, хотя больше известна по легендам о подземных ходах и картам диггеров. Заполняя пробел немного фактов из славного прошлого нашего города.
Стратегическое значение Николаева на Черном море было очень велико. В городе, помимо военного управления Черноморского флота, находилась его хозяйственная инфраструктура: обширные артиллерийские склады, продовольственные запасы, ремонтная база флота. Здесь было сосредоточено 40 000 солдат и офицеров. Через город проходили стратегические дороги, связывающие Одессу и Крым с центральными губерниями России.

Военное руководство антирусской коалиции, в которую входили Англия, Франция, Турция и Сардиния, понимало, что следующий этап войны необходимо начать с захвата Николаева и выйти на оперативный простор северо-причерноморских степей. Командующий сардинским контингентом союзного десанта фельдмаршал Друллем докладывал командованию коалиции: «Николаев никогда не был крепостью и потому не содержит существенных укреплений со стороны заливов и суши. Царь прислал сюда своего знаменитого Тотлебена. Того самого, который на дунайском театре в прошлом году обрушил стены Силистрии… Необходимо поторопиться с десантом, пока русские не укрепили берег…».
Город действительно оказался беззащитным перед армадой союзников. В порту не было крупных судов, позволявших поддержать действия сухопутной армии огнем своей артиллерии.
Понимая важность обороны Николаева, 13 сентября сюда прибыл Александр II вместе со своими братьями, чтобы лично присутствовать при строительстве оборонительных сооружений.
Тотлебен, не оправившийся от ранения (рана воспалилась до сухой гангрены), представил императору очень простой и эффективный план защиты города. Вокруг Николаева в сжатые сроки была возведена линия люнетов и батарей, которые надежно прикрыли его с суши. При каждом автономном редуте сооружены подземные склады боеприпасов и блиндированные казармы для личного состава. Вдоль Бугского лимана была построена глубокоэшелонированная оборонительная система, состоящая из земляных редутов и батарей. Одна батарея располагалась на мысу, слева от современного моста через Ингул, и должна была прикрывать Адмиралтейство. Вторая находилась между Варваровкой и Великой Коренихой (современная территория четвертых садов в районе Дидовой Хаты), третья стояла напротив Спасского рейда ближе к Варваровке, и четвертая была установлена на самом краю Лесковской косы.
За пределами города, в Широкой Балке, под руководством генерал-инженера К. Кауфмана воздвигли «кауфмановскую батарею» — пятиугольный земляной редут с шестиметровым валом и глубоким рвом. Со стороны Малой Коренихи до половины акватории была насыпана узкая дамба с укрепленным островом, где тоже были установлены орудия (Константиновская батарея). Дальние батареи располагались на Волошской и Русской косах, которые вместе с очаковскими укреплениями и Кинбурнской крепостью составили мощный укрепленный район.
Между Кауфмановскими и Константиновскими орудиями на лимане поставили мины и протянули в воде толстые якорные цепи для того, чтобы не позволить мелко сидящим судам доставить на берег десант. Старая городская стена была спешно отремонтирована и стала дополнительным препятствием для врага с восточного направления. Все работы были закончены за два месяца. Николаев, по мнению последующих военных специалистов, превратился в неприступную крепость.
Тотлебен потрудился на совесть. Войска коалиции попробовали на прочность его оборону и… не отважились продолжать войну.
Юрий Крючков справедливо отметил в своей «Истории Николаева»: «После занятия Кинбурна союзники несколько раз пытались с помощью бронированных батарей прорваться к Николаеву и доходили даже до Волошской косы, но здесь в узком проходе попадали под перекрестный огонь двух батарей и вынуждены были отступать. Так наш город был спасен от захвата англо-французскими войсками».
После заключения мира Эдуард Иванович Тотлебен уехал из Николаева в долгую командировку по Европе, где выступал с лекциями по фортификации в военных академиях Испании, Германии, Франции и Дании. В 1859 году по случаю 25-летия первой бомбардировки Севастополя он был возведен в графское достоинство и стал одесским генерал-губернатором.
В Николаеве его фамилия не зафиксирована в топонимике улиц и площадей, сегодняшние горожане мало знают о герое Крымской войны, который полтора века назад придумал, как спасти наш город от европейских захватчиков.



Читать всё


Немає коментарів: