понедельник, 29 августа 2016 г.

Телефон журналиста - якобы минёр

На фото В.Душко: Олег Деренюга работает в день Независимости
Вечером 24 августа, в День Независимости, один из сотрудников управления СБУ в Николаевской области под надуманным предлогом пригласил к ним в здание главного редактора НикВестей Олега Деренюгу для обмена информацией. В итоге это закончилось четырех часовым допросом и изъятием у журналиста мобильного телефона с нарушением норм уголовно-процессуального законодательства.
Единственное объяснение, которое на данный момент официально дали силовики, — это то, что с помощью данного телефона было якобы совершен звонок с ложным сообщением о минировании Соборной площади в Николаеве.
В настоящий момент телефон арестован постановлением следственного судьи, причем журналиста и его адвокатов о судебном заседании не уведомили. Сам Олег Деренюга написал заявление в прокуратуру относительно противоправных действий сотрудников управления СБУ в Николаевской области, на которых уже открыто уголовное дело за превышение своих полномочий.

Он убежден, что основная цель сотрудников СБУ — завладеть телефоном для получения доступа к перепискам журналиста с политиками, чиновниками и правоохранителями. Поэтому его телефон умышленно привлекли к истории со звонком о ложном минировании, который якобы был совершен с его телефона.
Олег Деренюга является координатором Всеукраинского движения против политической коррупции «Под контролем». Юридическую помощь в этом деле ему оказывает адвокатское объединение «Аргумент» и адвокаты Дмитрий Кулиш и Анатолий Титусь.

Никвести

Максим Коваль, глава Ассоциации юристов Николаевщины

Глава Ассоциации юристов Николаевской области Максим Коваль рассказал о том, как сотрудники Управления Службы безопасности Украины нарушили законодательство Украины при задержании главного редактора НикВестей Олега Деренюги и изъятии его мобильного телефона.
Об этом он рассказал в эфире телеканала ТАК-TV.
Максим Коваль рассказал, что сотрудники СБУ нарушили законодательство, когда не уведомили его о том, почему вызывают его в админздание Управления, также была нарушена процедура изъятия телефона.

– Есть законы, есть процессуальный кодекс. Мы не можем незаконность того или иного оправдывать тем, что был звонок или нет. Есть закон, который называется Уголовно-процессуальный кодекс Украины, - сказал Максим Коваль.

Он отметил, что мобильный телефон – это такая же собственность человека, как и любая другая – автомобиль, квартира, другие личные вещи. Поэтому, для изъятия собственности предусмотрен особый порядок.


– В принципе, телефон можно изъять в двух случаях. Случай первый: к вам пришли, допустим, с постановлением суда о выемке или обыске, и там написано «электронные носители информации». У вас находят телефон, его изымают, и дальше еще должно быть отдельное постановление суда об аресте этого телефона. Вариант второй: вас задерживают. Например ситуация – вы совершили какое-то преступление и вас прямо сейчас (на горячем, - прим.) задерживают. При задержании, безусловно, у вас изымаются все вещи, все средства связи. Но в таком случае, не позднее следующего дня эти вещи, телефон, должно быть ходатайство следователя в суд о том, чтобы арестовать этот телефон, - рассказал Максим Коваль.

Он отметил, что в случае, если следователь изъял телефон не совсем обосновано, прокурор должен отменить это решение и вернуть телефон.


– У меня три вопроса: Когда вам звонил некий представитель СБУ, он говорил, что вы вызываетесь как свидетель? Нет. Ну вот первое нарушение закона. Человек грубо нарушил закон. Действительно, вас могут вызвать по телефону, как свидетеля. Вам должны сказать, что вы вызываетесь как свидетель для допроса и так далее. Вы бы пришли с адвокатом, и он бы не позволил нарушать ваши права. Когда у вас изымали телефон, был некий протокол. Вам дали копию этого протокола?, - спросил Максим Коваль Олега Деренюгу.

Главный редактор НикВестей Олег Деренюга ответил, что никакой копии протокола ему не вручали.


– Я просил предоставить. Вообще, не было никакого протокола о выемке телефона. Мне дали написать заявление о том, что я добровольно его передаю. Продиктовали, что написать, - ответил Олег Деренюга.

– Вас фактически вынудили написать (заявление о добровольном изъятии телефона, - прим.). Я анализировал ситуацию, но, зная кодекс, я понимал, что с вас психологически выдавили бумагу о добровольной передаче. Теперь следующий вопрос: состоянием на сегодня у вас есть документ о том, что, допустим, есть ходатайство следователя в суд об аресте? Ничего нет. Я сейчас говорю о процедурах. Дело в том, что правоохранительные органы – это не просто гопники в погонах, которые пришли, сказали «Давай телефон» и ты отдал. Есть закон, если мы не будем соблюдать этот закон – это 37-й год, все. Есть процедура. Виноваты Вы или нет – это суд только может установить. Есть процедура. Может быть ваш телефон использовался, а может и нет. Берем кодекс и делаем так, как там написано. Берем решение суда или берем, если вас действительно задерживают, изымаем телефон, отправляем ходатайство в суд на его арест. Нарушена процедура. Еще раз напомню, по-моему Черчилль говорил: «Демократия всегда в процедурах». Если мы не соблюдаем чуть-чуть процедуру, потому что нам кажется, что Олег звонил, тогда не будет демократии и законности, - сказал Максим Коваль.



Комментариев нет: