пятница, 29 ноября 2013 г.

«NIKOLAEV STREET ART»







Манифест автора: "Не место красит человека, а человек место! Не обсирать свой город нужно, падлы, а красить! Ты украсил свое место? Не украсил, так хотя бы не изгадь!"


В нашей галерее мы уже выставляли стрит-артистов, которые, в самом деле, работают в пространстве города – проект Вячестава Балабаева «Ванадлизм» 2011 года и выставка херсонской группы « VacciNation» в 2012 году. Но вот наступило время и для художника из мастерской замахнутся на стены городских сооружений.

Причин, по которым стрит-артисты работают именно in the street, множество, но почти всегда за этим видом творчества стоит некий социально-протестный мэсседж более или менее четковыраженный. Принимая условия игры, а вернее понукаемый внешними обстоятельствами,художник Яков Булавицкий так же выступает с протестом – с протестом в отношении серости.



В данном случае серость – никакая не метафора, а очень даже буквальное явление. На создание данного проекта художника подвигли серые заплаты на фасадах домов, которые остаются после утепления оных пенопластом с последующим оштукатуриванием (и не всегда окрашиванием), превращая и без того не изобилующие достойным декором стены наших многоэтажных жилищ в какие-то дикие, угрюмые пэчворки. Вторым толчком к осмыслению фасадных площадей как места для своих художественных высказываний стали часто бездарные теги начинающих (и не очень) граффити-райтеров (явление с которым пытается бороться и один из ведущих стрит-артистов города - уже упомянутый Вячеслав Балабаев). Эти «надписи», в изобилии покрывающие фасады зданий, включая и пенопластовые заплаты на них, усиливают и без того зашкаливающую визуальную какофонию нашей городской среды. Все это в совокупности подвигло Булавицкого на переосмысление форм и материалов монументального искусства и породило то, что в частной беседе сам художник определил как «useful art» (в пандан англоязычному термину, обозначающему его эстетического оппонента), то есть «полезное искусство».

Это «полезное искусство» «и красиво, и тепло, и функционально». Идея такова: покрывать «опенопсласченные» поверхности созданной по эскизам художника пенопластовой жемозаикой, модули которой окрашены фасадной краской, после чего изображение покрывается специальным строительным лаком, предотвращающим агрессивное воздействие окружающей среды на произведение искусства. У автора даже есть понимание того, как поставить этот художественный процесс на производственную основу и даже «перейти потом на борьбу с серой тротуарной плиткой». Свое видение подобного оформления фасадов такими панно и даже нео-лозунгами (с иронично-ностальгической отсылкой к советской практике оформления фасадов) художник представит на выставке в презентациях. Центральными же экспонатами экспозиции непосредственно в галерее станут два больших – 2 на 3 метра – панно, с величайшим, почти маниакальным, терпением набранных из маленьких, самостоятельно вырезанных из пенопласта и окрашенных в разные цвета, прямоугольны модулей. Эти пенопластовые мозаики изображают героев детства художника в «эпоху радио «Мелодия», «которые до сих пор остаются примером» - Брюса Ли и Боба Марли. Изображения дополнены фразами, свойственными сугубо николаевской городской культуре, которые поданы, подобнотексту в комиксах, в «словесных пузырях», превращая этих героев массовой культуры в персонажей николаевского городского фольклора – таких себе «пацанов с района». Таким образом, соблюдается пресловутый принцип многоуровневого кодирования, когда современноеискусство в равной степени может быть - в своей ироничной ипостаси - считанным интеллектуальной прослойкой населения, но также быть понятным и «своим» и носителям вышеупомянутой фольклорной традиции. Что лишь подтверждает необходимость его появления на фасадах города.



Александра Филоненко, искусствовед



ПРИ ПОДДЕРЖКЕ ФИРМЫ «КРЕДО»


Комментариев нет: