вторник, 2 июля 2013 г.

Переживут ли украинские коровы 2015 год?

Специалисты сельского хозяйства все чаще поднимают тревогу, ведь вполне вероятна ситуация, когда уже через полтора года в Украине не останется коров и свиней, дефицитными станут другой скот и птица. А уничтожит их не тяжелая заморская хворь – крестьяне сами пустят скотину под нож и сто раз перекрестятся, чтобы не заводить ее в будущем.
Объяснение банально – 1 января 2015 года вступают в силу положения закона «О безопасности и качестве пищевых продуктов», запрещающие продажу сырого молока, творога домашнего производства и мяса животных дворового убоя. По мнению экспертов, которые приняли участие в заседании Национального пресс-клуба по аграрным и земельным вопросам, эти нововведения могут поставить под угрозу само существование животноводческой отрасли в нашей стране.

Причина, заставившая в 2009 году принять упомянутый закон, является вполне благородной. Она обусловлена, в частности, теми международными обязательствами, которые Украина взяла на себя, и намерениями оформить ассоциированное членство в Евросоюзе. Понятно, что теперь она должна играть по соответствующим правилам. А они призваны, прежде всего, придерживаться безопасности пищевой продукции на всех этапах ее производства. Кстати, в Европе запрещено молоко ручного доения. Да и мы все чаще задумываемся над тем, что и какого качества употребляем и чем питаются наши дети. В этом смысле намерения законодателей вполне понятны: здоровье нации – превыше всего.

Впрочем, есть хорошие намерения и несколько иные реалии. О некоторых из них во время выступления на Пресс-клубе рассказал руководитель направления «Развитие рыночной инфраструктуры» Проекта USAID «АгроИнвест» Николай Гриценко. Он вспомнил грустную и поучительную историю. В течение нескольких лет одна состоятельная семья, заботясь о своем здоровье, покупала разливное молоко на базаре, причем, у одной и той же продавщицы пожилого возраста. Все необходимые справки, подтверждающие качество продукции, были у нее в порядке – бабушкина корова была здорова. Беда таилась в другом – нездоровой оказалась сама хозяйка.

Николай Гриценко только развел руками: здоровье отечественных коров еще можно как-то проконтролировать, однако крестьяне не проходят медицинских осмотров, готовя продукцию для продажи на базаре.

Если сравнивать с прошлыми советскими временами, когда преимущественное большинство скота содержали в колхозах и совхозах, соответствующим образом был организован и ее убой. При этом достигали очень высокого уровня переработки животноводческих туш. Теперь все иначе: согласно официальной статистике, ныне в личных крестьянских хозяйствах содержится 68,9% поголовья крупного рогатого скота, который преимущественно не только откармливается, но и забивается на крестьянских подворьях. О соблюдении санитарно-эпидемиологических условий тут не приходится говорить. А еще стоит вспомнить о том, что значительная часть отходов потом вывозится за пределы населенных пунктов и утилизируется в полях и лесопосадках в достаточно «свободном стиле». То есть, сбрасывается в ямы и слегка притрушивается землей – в лучшем случае.

Николай Гриценко рассказал, что в одном из крымских сел после того, как сошел снег, страшно было смотреть на лесопосадку, расположенную рядом, так как она была усеяна костями и другими отходами животноводческого происхождения.

Проект USAID «АгроИнвест» провел маркетинговое исследование того, что больше всего беспокоит украинских крестьян. 90% из них высказались об отсутствии или нехватке скотомогильников. Похоже, эта проблема действительно дошла до каждого.

Вспоминая ее негативный оттенок, крестьяне, тем не менее, упорно продолжают забивать скот на подворьях или в тенизированных местах убоя. Дело не в крестьянской лени, а в простых экономических расчетах. Услуги сервисно-убойных пунктов более дорогие, поэтому сказываются и на цене мяса, предлагаемого к продаже. А дорогое мясо, понятное дело, труднее и реализовать.

Следует вспомнить, что серьезные ограничения по убою скота на подворьях уже вводились. Но крестьяне, как и можно было ожидать, оказались более сообразительными: брали поросят, поили их водкой, чтобы не визжали, а потом вывозили в лес, где и забивали. Домой возвращались с готовым мясом.

Николай Гриценко подчеркнул, что с такими творческими подходами в Европу мы не попадем, что наше задание – формировать цивилизованный прозрачный рынок, который обеспечит официальные каналы сбыта, контроль над качеством и безопасностью продукции.

Вот тут нововведения «пищевого» закона как раз и кажутся уместными. Другое дело, что их нельзя внедрять поспешно, фактически – на голом месте. Предварительно нужно сформировать и организовать систему сервисно-убойных пунктов, сеть рынков живого скота, пунктов по сбору молока. Такую работу предусматривалось провести в рамках государственной программы, разработанной Кабинетом Министров. Ее концепцию даже было предложено к обсуждению в апреле 2010 года, но на этом дело остановилось. Говорят, помешал мировой экономический кризис.

Как результат – в Украине сегодня лишь 10 тыс. пунктов по сбору молока. Такие данные привел исполнительный директор Украинского клуба аграрного бизнеса Александр Вержиховский. А этого, по его словам, крайне мало. Ведь в прошлом году хозяйствами населения в целом было произведено почти 11 млн. т молока, из которых лишь 2 млн. т было сдано на молокоперерабатывающие предприятия. Остальная продукция была реализована на организованных и стихийных рынках.

«Если мы идем по пути построения системы безопасности и качества на всех звеньях производства, то однозначно такой запрет (продажи мясомолочной продукции домашнего производства – ред.) нужно с определенного момента внедрять», - признал Александр Вержиховский. Иначе не реально проконтролировать всех единоличников, качество их продукции и условия ее производства. А соответственно – и угрозы для здоровья потребителей.

Болезненно на сложившуюся ситуацию реагирует президент Ассоциации фермеров и частных землесобственников Украины Николай Миркевич. С одной стороны, он призван отстаивать интересы крестьян, которые могут пострадать от внедрения жестких запретов – среди них немало пенсионеров, не имеющих других средств для существования, кроме как содержание скота. Вместе с тем, он подчеркивает, что, если государство не создаст надлежащих условий для реализации положений закона «О безопасности и качестве пищевых продуктов», это даст реальный толчок для коррупции. «Простой запрет на продажу приведет к тому, что кто-то на этом будет наживаться», - сказал он.

По его убеждению, это также спровоцирует массовый завоз извне животноводческой продукции сомнительного качества.

При этом Николай Миркевич также упрекнул и отечественные агрохолдинги, которые предлагают свою «индустриализованную» продукцию. «Та проблема, когда скот забивают во дворах, по моему мнению, не так страшна, как другая – чем сегодня кормят скот крупные холдинги и что они предлагают нам к потреблению». По словам Николая Миркевича, 85% сои, которая выращивается в Украине и идет на откорм скота, является генномодифицированной.

В то же время директор оптового рынка живого скота «Чародей», расположенного в городе Жашков Черкасской области, Василий Полищук ничего угрожающего в введении положений закона «О безопасности и качестве пищевых продуктов» не видит. «Если мы будем постоянно его отсрочивать, то ничего хорошего из этого не выйдет. Если бы вы увидели, как скот забивают во дворах, то вы бы это мясо не ели. Мы должны двигаться вперед, а не топтаться на месте».

Другие участники заседания Пресс-клуба не поддержали его мнения. Они сошлись на том, что введение положений закона нужно отсрочить с тем, чтобы подготовить сельское хозяйство к работе в новых условиях. И желательно, чтобы организацию сервисно-убойных пунктов и пунктов по сбору молока взяли на себя сельскохозяйственные обслуживающие кооперативы.

Такие подходы дадут возможность и крестьянам содержать скот, и внедрить в Украине европейские нормы относительно качества и безопасности продукции животноводческого происхождения по приемлемой цене.



Тарас ТЕРНОВСКОЙ,



Национальный пресс-клуб по аграрным и земельным вопросам


Комментариев нет:


Отправить комментарий