воскресенье, 3 февраля 2013 г.

Кладбищенский историк

В Николаеве пару лет назад именно она ввела в лексикон древнее словечко некрополь. Это греческое слово означает «город мертвых». Татьяна Губская, профессиональный музейщик, опытный экскурсовод развернула самый настоящий бой за старое христианское кладбище. У мертвых, говорят, нет адвокатов, но оказалось, что память и потребность в справедливости – очень сильные мотиваторы.

Немного истории. Кладбищу в Николаеве столько же лет сколько городу. На 60 гектарах на бывшей околице, лежит оно возле Херсонской заставы, а там в четыре этажа похоронено около 400 тысяч человек. В 1972 году, обложившись насквозь лживыми бумажками, городские власти закрыли кладбище с целью последующего превращения его в парк. Губская и общественная организация Хронос уже добрый десяток лет добиваются присвоению этому месту статуса историко-культрного заповедника.


Почему?

Кладбище – определенный культурный артефакт ушедших эпох. И уж если мы сохраняем пичуг и былинки в природных заповедниках и заказниках, где нельзя вести хозяйственную деятельность, то почему не сохранить память об усопших?!

Отношение к погребенным – яркий индикатор социального здоровья. Мусорки и тотальное пьянство среди могил, в так называемый «родительский день», на отечественных кладбищах – свидетельство глубоко запущенной хвори.

В Николаеве есть люди, которые мечтают преобразить старое кладбище.

Кто против?

Да вроде бы явных противников нет. Но в то же самое время на кладбище нет постоянной охраны и процесс разграбления могил, склепов и памятников с оградами продолжается. Бурьян и кустарник завоевали все пространство этого города мертвых. Управление жилищно-коммунального хозяйства горисполкома десятилетия не наводит здесь порядка. Такое впечатление, что Николаевское христианское кладбище, вовсе не город Николаев.

Поразительно бывать на кладбищах в других культурах и городах. Контраст. Там ухожено, людно, горят свечи. Но это не про нас.

- В мусорник стали превращать территорию кладбища еще при советской власти! – говорит Татьяна Губская. – так же как и разрушать склепы и воровать мрамор и металлы. Мы с музейными работниками в конце 80-х прошлого века провели как-то поквартальный учет могил и крестов. Зафиксировали в блокнотах часть фактов. Сегодня целых кварталов кладбища, описанных тогда просто нет.

Поразительное равнодушие демонстрируют служители старейшего храма Николаева - Всех святых. Не замечают вандализма и бесхозяйственности христовы братья, так по крайней мере кажется одинокой защитнице некрополя.

Татьяна Губская не просто много знает о кладбище, например где могилы 32 адмиралов русского флота, в разные годы захороненных здесь. Она стала инициатором наведения здесь порядка. Водила экскурсии по некрополю, а потом совестливые экскурсанты, под воздействием в том числе историй рассказанных ею, стали возвращаться сюда волонтерами.

Люди объединяясь и поодиночке приходят на кладбище, засучивают рукава и пытаются приводить в порядок территорию. Вырубают разросшийся кустарник, поднимают поваленные надгробные памятники, кресты, закрывают врата склепов. Только за теплый период прошлого года было более 20 субботников.

- Но нам еще нужно 1000 субботников, чтобы навести тут приблизительный порядок, замечает Татьяна Николаевна. – Вот смотрите, буквально накануне выпадения снега у нас был конфликт «до крови» с барыгами. Я с группой студентов иду экскурсией по кладбищу – смотрим, сорвали плиту с памятника, и давай ее тащить в утиль. Старый чугун слоиться, рассыпается, теряя буквы и цифры. Мы за воришками. Отняли. Прикрутить на место хотели, а на граните выгравированы совершенно другая фамилия и даты. К сожалению, была такая «большевистская» практика – на могилы старых николаевцев, прикручивать таблички позднего периода и где-то рядом подхоранивать. А самое страшное, что и документов каких-либо, о том где и кто погребен практически не осталось. Историкам работать – адски не удобно.

А что вообще было удобно делать в стране Советов?

Вот говорят, контролировать выступления в прессе умели. Лукавство данного тезиса хорошо видно на примере сегодняшнего положения на старом кладбище. Только в прошлом году Губская и коллеги выступили более чем в 30 телеэфирах и публикациях о проблеме бесхозяйственности и неохраняемости кладбища. Думаете что-то изменилось? Никто даже бровью не повел…

Говорят, старые кладбища надежный и постоянный источник пополнения черного рынка антиквариата. Тут при похороненных были ордена, часы, перстни и сережки, медали, пенсне и прочие «приборы». Так что спиливание оградок – вершина айсберга вандального промысла. И охрана такому объекту точно ни к чему.

Кроме всего на старом кладбище хоронили и во времена разных эпидемий, в том числе сибирской чумы и тифа. Говорят, что раскапывание могил болевших этими хворями небезопасны десятилетиями. А кого это волнует? Санстанцию? Ничуть.

Губская к сожалению, знает примеры и более страшного головотяпства, поэтому и стала очень неудобной общественницей. Ее не приглашают в общественные советы, исполнять церемонии братания с властями. Она на любом этаже мирской и церковной власти готова отстаивать право мертвых, похороненных на николаевской земле, тихо почивать.

Профессиональный интерес, изучения некрополистики, у этого человека породил потребность исправить недоразумение, которое родили годы безбожия и лицемерия. Т.Губская, которая недавно стала даже лауреатом общественного конкурса признания, написала книгу «Город мраморных ангелов: памятники Николаевского некрополя», более чем в 300 страниц об истории, архитектуре, скульптуре Николаевского клабдища. Одних каменных ангелов на могилах она указала 312. Прошедшей осенью оставалась дюжина ангелов. Книга отлично иллюстрированная вышла в издательстве Ирины Гудым в 2011-м году и уже разошлась, а сейчас на выходе 2-е издание, дополненное. По сути, она сделала первый шаг к музеефикации этого некрополя.

На момент революции большевиков на кладбище в Николаеве было 6000 памятников. Среди них, например могила основателя Харьковского университета, первого министра народного просвещения российской империи Василия Каразина, которую, чуть было не «потеряли». А вот тысяч других имен вымарали из плит или перелицевали. Забвение – вот точное слово, которое характеризует сценарий, который готовили де-факто николаевские власть предержащие.

Тезис, что денег не хватает на живых, не принимается, ибо кладбище, при надлежащей организации, может даже сегодня «зарабатывать». Губская утверждает что по 50 экскурсий в год проводит лично она для гостей города. А если еще появится музей кладбища, то поток экскурсантов точно пополнится. Кроме всего прочего никто не отменял принципов фандрейзинга – привлечения средств, в том числе от родственников и правопреемников похороненных. Так правительство Федеративной Республики Германии за свои средства наводило порядок в секторе захоронения солдат вермахта 1941 года.

А в ста метрах от побежденных, есть кощунственный мемориал бойцам советской армии, которые захоронены «поверх» могил николаевцев, погибших на фронтах 1-й мировой, от которых даже таблички не осталось.

Нет, все не так как у людей устроено теперь на старом кладбище в Николаеве. Кстати, первый акт вандализма здесь историк Т.Губская выявила сто лет назад. За ночь было разгромлено 26 могил – следы борьбы городской Думы против управы, так написали тогда газеты.

Возможно, традиции «забывания кладбища» сложилась стихийно, а может кто-то запрограммировал такую ситуацию? Вон через дорогу от христианского кладбища раскинулся зоопарк, а до середины 70-х там было еврейское кладбище. Трамвайный парк в Николаеве поселен на костях караимского. Присмотреться бы поближе!
Запишусь на первую же кладбищенскую экскурсию, когда сойдут снега и высохнет земля.

С.Лиманов.


Комментариев нет:


Отправить комментарий