пятница, 15 февраля 2013 г.

Адмирал украинец - губернатор Камчатки

Он вышел в море в 8 лет. Я под парусом оказался лет в 9 в лимане, где один берег время от времени виден, но до сих пор помню страх. Василий Завойко в 1821 году поступает в Черноморское штурманское училище в Николаеве. Его отец, служил в этом городе штаб-лекарем морского госпиталя. После сдачи экзамена по «морским наукам» Василий становится гардемарином и на бриге «Мингрелия» под командованием молодого офицера М.Станюковича, уходит в свой первый поход.
Сколько их будет впереди, по разным океанам, пока малорос Завойко станет адмиралом?! Но первое плавание в возрасте 8 лет наверное не забудется никогда.
Свой первый орден он получит в 1827 году в первый же год своей службы в офицерских погонах. И отнюдь не за штабную службу, а за мужество, проявленное в Наваринском сражении, командуя 4-мя пушками и начальствуя над первым абордажным отрядом. И это в 15 лет!

В 30-е годы девятнадцатого века молодой флотский офицер совершил два кругосветных плавания из Кронштадта – первое на Камчатку, а затем - другим океаном к северо-западным берегам Америки.

 

Во время «передышки» в войнах на море Василий Завойко поступает на службу в Российско-американскую компанию, задача которой была в освоении русских земель по обоим берегам Тихого океана. Задача стратегическая, которая состояла из экономической и военной составляющих.

В 1840-м году он был назначен начальником Охотской фактории, через несколько лет после собственных рапортов отправился на поиск и обустройство более удобной гавани. Посетил устье Амура, впервые под русским флагом. Обустроил в заливе Аян поселение. Получил чин капитана 1-го ранга и стал первым военным губернатором Камчатки в 40 лет и командиром Петропавловского порта.

Побывав на далеком полуострове через 150 лет после основания, где имя Завойко увековечено в наименовании бухты, мыса, района города и улицы, удивлялся, как в этом краю дикой стихии, у подножия вулканов на берегу вечно холодного моря, моряки сотворили город. При опытном администраторе Завойко город был деревянным, но и это было сделать очень нелегко, так как весь лес был привозной с материка. А он умудрился не только казармы и склады строить, но и артиллерийские батареи. Губернатор очень быстро организовал пушной промысел, точнее стал регулярно скупать меха у коренных местных жителей – камчадалов. Но для обеспечения гарнизона привычной едой, выписал коров и посадочный материал, в частности картофеля и другой аграрной продукции, которой здесь отродясь не было. При сборе урожая, проводил конкурс с денежными призами от себя, за самый крупный экземпляр овоща. Именно при Завойко были открыты и обустроены Паратунские горячие ключи с целебной водой.

При дворе монарха отметили рвение В.Завойко, ставшего в 1853 году генерал-майором за труды в освоении столь отдаленного края. А это был необыкновенно разносторонний вклад, который опирался не только на храбрость военного, но и недюжие организаторские способности и системность во многом. Он отправлял поисковые партии на юг полуострова с целью заготовки леса, открыл кирпичный заводик возле месторождения глины. На севере полуострова была начата добыча железной руды для отливки пушек. Завойко не только затеял строительство кораблей, как в городе его детства, но и добился открытия Петропавловского морского училища, флигеля офицерского собрания. Но главным фокусом его работы, были укрепления самого ценного на Камчатке – укрытой от океанских ветров Авачинской бухты. Завойко – не плохой артиллерист, лично обследовал каменистые крутые склоны бухты, вокруг порта, определяя места размещения будущих батарей и без помощи правительства, обходясь своими силами и средствами, а главное – не дожидаясь команды, приступил к их строительству. Полуостров в северной части Тихого океана был стратегически очень интересен для империй, которые господствовали на море. Смекалка и храбрость первого украинского адмирала, как оказалось чуть позже, помешала внести геополитические коррективы. Петропавловск на Камчатке остался главной базой Российского императорского флота на Тихом океане.

Родившийся в год Наполеоновского нашествия, получив первое боевое крещение в Наварине, уже в следующей, по сути мировой войне, которую принято называть Восточной, а мы знаем как Крымскую, Василий Степанович Завойко сыграл серьезную роль.

Десант англо-французские силы высадили не только на полуострове Крым, но и попытались с моря взять Камчатку. Не спасовав перед значительно превосходящими силами противника, Завойко принял бой и одержал победу, став героем неудачной для России войны, которая серьезно изменила расклад сил в Европе. На тихоокеанском театре статус-кво было сохранено. Историческая победа в Петропавловске очень слабо известна сегодня, поэтому немного подробностей, как выходец из Николаевского штурманского училища сохранил для Российской империи далекие земли в холодном океане.

У десанта европейских держав 2640 человек личного состава и 212 пушек на 6 кораблях у русского командующего в подчинении 988 человек воинов и 68 пушек на берегу и по одному борту потрепанного океаном фрегата «Аврора» в бухте! На дворе август 1854 года.

Командующий объединенной эскадры британский адмирал Д.Прайс и так и эдак пытался подступиться к берегу. Пушки береговых батарей отгоняли десант. У наступавших был пароход, более маневренный, чем парусники, но и он не смог доставить десантные средства с нападающими в порт.

24 августа неприятель высадил тысячный десант, вооруженный штуцерами за городом. Картечь и штыковая атака защитников города сделали свое дело. Десант бросился отступать, как раз тогда, когда у русских заканчивался порох. В конце-концов командир агрессора был убит и отряд ретировался с подступов к Петропавловску. Здесь нынче стоит часовня на месте братской могилы русских, англичан и французов – примирившей победителей и побежденных. За эту победу В.С.Завойко был переаттестован в контр-адмиралы и награжден орденами Святого Станислава 1-й степени и Святого Георгия 2-й степени. По представлению губернатора Завойко получили награды все участники героической Петропавловской обороны.

Весной следующего 1855 года ему еще раз судьба дала шанс подтвердить свой воинский талант. Он свернул военно-морскую базу на Камчатке и без потерь, прорубая лед прошел к устью Амура через ревущий Татарский пролив. Здесь он основал новую базу – Николаевск.

С 1856 года он продолжил службу на Балтике в Морском аудиторате (военно-морском суде).

В 1861-м стал вице-адмиралом, в 1874 – полным адмиралом.

После выхода в отставку с 1865 года жил в высочайше дарованном ему имении Великая Мечетня на юге Украины, в Николаевской области. Здесь он похоронил любимую жену Юлию Врангель, с которой они родили 12 детей (2-умерли в младенчестве во время путешествия по Восточной Сибири). Семеро дочерей и 3 сына разъехались по всему свету.

Внук старшего сына Степана, Георгий командовал первой русской боевой подводной лодкой «Дельфин». Кто сказал, что гены спят? Другой внук – Василий перед самой революцией оказался в США, где и основал американскую ветвь фамилии, где всех мужчин зовут Степанами и Василиями. Живут и в Киеве далекие родственники адмирала.

Основательный был Василий Степанович, вот и свой последний дом в В.Мечетне сделал под «корабль»: два этажа – внутри трапы, витая лестница, 11 закругленных окна-иллюминатора. 6 тысяч десятин, дарованных царем, в окрестностях Кривого Озера облагородил и освоил выдающийся адмирал. Лес и сад сажал сам: дуб, акация, яблони, берестовая аллея, старая японская сакура окружали усадьбу. Камчатский березняк не прижился, но мощеная булыжником дорога ведет по степи и сегодня к селу, вдоль ставков.

Имение унаследовали 3 дочери, Ольга, Екатерина и Вера. Последней жила в нем Екатерина, по мужу Гриневецкая, жена профессора Московского университета. Имение не сожгли, говорят о старом адмирале были хорошего мнения, уважали и помнили его доброту. В советское время в адмиральском доме был и детский санаторий и сад.

Скончался адмирал 16 февраля 1898 года, прожив полную приключений и отваги жизнь, оставив после себя несколько книг и хорошую память.



Как водится в советское время имя адмирала, который всю округу поднял и просвещал, предали забвению. А могилу в семейном склепе разрушили в бывшем имении Великая Мечетня.

Простая сельская учительница Валентина Ивановна Миронова, которая слыхала от стариков о славных делах старого адмирала начала поиск. Могила отыскалась в начале 80-х годов. В 1989 году прах был перезахоронен в усадьбе и на могиле поставлен памятник, где есть такие строки: «Адмиралу российского флота В.С.Завойко, сыну Днепра – герою Камчатки и Амура от кривоозерцев и камчатцев».

Менее удачной оказалась судьба памятника Завойко во Владивостоке, к основанию которого адмирал «приложил руку». До 1931-го он стоял на постаменте на склоне господствующей над портом сопки, а потом его заменили на партизана-террориста Лазо, которого канонизировала советский агитпроп. А в Петропавловске-Камчатском до сих пор нет памятника руководителю победы над англо-французской эскадрой.

Много сынов земли украинской служили честно и предано чужим монархам. Не многие добились доблестью и смекалкой наивысших воинских, флотских чинов. Пример адмирала В.Завойко, который вернулся на родину после стольких приключений, оказался незаслуженно забытым. Сильных и глобально действовавших всегда стараются затереть, чтобы не сравнивали с правителями нынешнего дня. Ответственность думающих современников - продвигать опыт нестандартных предков.

Нынешней весной всего лишь пару десятков николаевских мальчишек впервые выйдут на утлых парусных лодчонках навстречу морю в лиман. Среди них обязательно будет будущий адмирал украинского флота.

В.Головченко


 

 



Комментариев нет: