понеділок, 17 травня 2010 р.

Об элите Николаева


(попытка философского осмысления)
Природа николаевской властной элиты не такая архаичная, как например в Днепропетровске (самая старая и массовая) или Донецке. Она не вертикально интегрированная (один за всех…) а постмодернистская.
Справка:
ПОСТМОДЕРНИЗМ (фр. postmodernisme — после модернизма). Модернизм (иначе авангардизм) — общее понятие, охватывающее течения искусства и литературы первых десятилетий 20 в., резко порывающие с классическими традициями художественного творчества.
Постмодернизм представляет собой скорее умонастроение, интеллектуальный стиль. Как тип ментальности постмодернизм — это гиперрефлексия, возникшая в условиях религиозно-философского вакуума, дискредитации идеологических концептов, тотального релятивизма, перепроизводства предметов сиюминутного потребления.
Наша элита постоянно приспосабливает собственное поведение и личность к быстро меняющимся условиям жизни: то центр принятия решений в Москве, то в Киеве, а то и в Вашингтоне или Брюсселе…
Самостоятельного философского течения, которое можно было бы обозначить как «постмодернизм», не существует. Не случайно многие философы, которых называют «постмодернистами», скептически относятся к этому термину. Постмодернизм, по их мнению, — понятие слишком неопределенное. Искусство постмодернизма — в той мере, в какой оно сохраняет функции искусства, — это не только игра, изобретающая игру, изобретающую игру (и т. д.), но и попытка преодолеть катастрофическую разобщенность человека и мира.
Способ преодоления — ирония и неопределенность, дадаистический запрет на серьезность, содержательность — определяет стилистику постмодернизма. Отсутствие сюжета, замысла, смысла компенсируется интертекстуальной насыщенностью.
Круг философских идей, который описывается как «постмодернистский», укладывается в течение, условно называемое «постструктурализмом». Это течение было вызвано к жизни осознанием ограниченности структурализма. Постструктуралисты (Фуко, Деррида, Делез, Лакан) подвергают критике само понятие «структура», вместо поиска «структур» они предлагают гибкие исследовательские стратегии, позволяющие избежать иерархического упорядочивания реальности.
Выгодоприобретение властной элиты Николаева постоянно идет за счет попрания ценностей предыдущих поколений. Отсюда, маловыразительная преемственность, которая бы плодила более мощные бренды в современных условиях (бизнесмены типа Ахметова — ау, политики…).
Мутации и мимикрия — вот ключевая способность николаевской элиты!
Парадигма постмодернизма включает:
1) неопределенность, открытость, незавершенность;
2) фрагментарность, тяготение к деконструкции, к коллажам, к цитировании;
3) отказ от канонов, от авторитетов, ироничность как форма разрушения;
4) потеря «Я» и глубины, поверхностность, разнообразное толкование;
5) стремление представить невероятное, интерес к эзотерическому, к «пограничным» ситуациям;
6) обращение к игре, аллегории, диалогу,
7) репродуцирование под пародию,
8) карнавализация, маргинальность, проникновение искусства в середину жизни;
9) перформанс, обращение к телесности, материальности;
10) конструктивизм, фигуральный язык.
Вам никого не напоминает?
Я думаю, что николаевская элита, при кажущейся анемичности и слабости на самом деле жизнеспособная и сама способна выступать колонизирующей. Не отсюда ли проистекает феномен многочисленности ее представителей в таких центрах принятия решений, как Москва и Нью-Йорк?!



Немає коментарів: